22 Фев

Современное искусство как форма психотерапии

blog_3

Искусство воплощает в себе чистые формы смыслов, предоставляя возможность выхода за рамки внутренних ограничений

Современное искусство выходит за границы элитарности и перестает быть частью созерцаемой культуры. На фоне радикальной перестройки общества под влиянием идей деконструктивизма (Derrida), семиотическиго насилия (Deleuze, Guattari) и диктата симулякров (Baudrillard) спонтанное искусство приобретает черты культурной провокации, направленной на радикальную перестройку смыслов и конструирование неких спроецированных в социум бессознательных манифестаций. Это можно сравнить с состояниями катарсиса на фоне глубокого индуцированного транса или парапраксисом, проявляющимся вследствие психоаналитического лечения. Поэтому современное искусство, в эпоху постмодерна (Lyotard), приобретает черты не только общекультурной практики, но и своего рода психотерапевтической интервенции в сознание масс. Такого рода творчество, а также специализированное психотерапевтическое искусство изначально лишено клинических определений и патологических контекстов. Оно принципиально неверифицируемо как «нормальное» или «патологическое». Универсальность спонтанной художественной продукции (не зависимо от того массовая это форма или студийная групповая арт-терапия) заключается в ее неспособности дифференцировать психическую норму от патологии. В рамках спонтанного творчества границы психопатологических синдромов приобретают свойства сверхпроницаемости. Созданная на фоне клинических состояний художественная продукция в целом соответствует условным канонам современного искусства, реализуемого на фоне постмодернистских рефлексий. Представления о нормальном человеке становятся относительны, а прежняя патология становится новой формой адаптации. Тогда бывший пациент психиатрической клиники может стать идеологом современной культуры и свободным художником. Во всяком случае, психотическое нагромождение семиотических конструкций в формах современного искусства не противоречит манифестированным абстракциям в клиническом творчестве. Персональный миф становится основанием для формулировок языка художественных инсталляций, которые оказываются отражением неких культурных универсалий или социального фона. Следовательно, искусство проявляет в себе чистые формы смыслов, вне зависимости от социального или персонального контекста. Оно стоит вне патологических деформаций, поскольку в нем нет критерия нормы или отклонения от нее. В психотерапевтическом творчестве субъект выходит за рамки своего страдания и получает возможность прикоснуться к тому, что способно исцелит его и очистить. Здесь срабатывают механизмы терапии, выражающиеся в образно-символическом освобождении от давящего потенциала внутренних конфликтов, фантазматических объектов, извращенных желаний, сомнений и противоречий. Все они получают внутренние основания для своей реализации. Ярко и очевидно вышесказанное проявилось в творчестве таких художников как Miroslav Tichý (Чехия), Joseph Beuys (Германия), Olivier de Sagazan (Франция), Zdzisław Beksiński (Польша), и множества иных, менее или более известных художников. В современной культуре другие и подобные им формы художественного выражения приобрели массовый характер, что свидетельствует о спонтанных попытках вернуть в сферу массового сознания и понять вытесненные содержания коллективного опыта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Наша арт-терапевтическая емейл рассылка

art-life.today 2016 © сайт создан с любовьюwebstart.today
Cloudim - онлайн консультант для сайта бесплатно.